/ 18+
10:41, 27.08.2014 / 32 комментария
Рубрики: Медицинская власть

В смерти молодого человека в Шереметьево обвиняют реаниматолога

Главный врач московского аэропорта Шереметьево заявил, что реаниматолог, оказавшийся на злосчастном борту самолета Барселона-Челябинск, не пускал медиков к пострадавшему, поэтому частично вина за смерть молодого человека лежит на нем.

В смерти молодого человека в Шереметьево обвиняют реаниматолога
Фото: фото: Тихонов Михаил / ДП

Представители аэропорта Шереметьево высказали свою точку зрения на трагедию, произошедшую 18 августа, — на борту самолета, летевшего из Барселоны в Челябинск, стало плохо 24-летнему Артему Чечикову. По словам главного врача аэровокзала Артура Бунина, врачи, прибывшие на помощь молодому человеку, поднялись на борт, но их к нему не допустил реаниматолог, оказывающий молодому человеку помощь.

(Кто и от чего может умереть в самолете, читайте здесь)

Реаниматолог из Кургана Валерий Лукьянов, оказывающий помощь челябинцу в течение 2,5 часов, объяснил, как все было на самом деле, пишет «Первый областной». По его словам, вместо реанимационной бригады на помощь молодому человеку с предварительным диагнозом «острый коронарный синдром» приехала линейная. Фельдшеры, не ожидая увидеть умирающего молодого человека, не смогли оказать помощь и принялись вызывать другую бригаду «Скорой помощи».

По словам представителя Шереметьево, между врачом на борту и медперсоналом аэропорта произошел конфликт, который длился 15 минут. «Тот врач, который проводил реанимацию, медицинский персонал международного аэропорта Шереметьево просто не допустил к пациенту, и вышел конфликт, скажем так. Наши доктора могли выяснить причину, что с пациентом, что с ним делать, но прошло где-то минут 15. После того как службами нашего аэропорта была оценена ситуация, вызвали реанимационную бригаду», — сказал на брифинге Артур Бунин.

(Как вызвать «Скорую помощь» с мобильного телефона, смотрите здесь)

«Не было такого, чтобы я кого-то не пускал. Никакого конфликта не было между нами, они очень были удивлены тому, что увидели. Я — врач-реаниматолог, как врач-реаниматолог я не могу передать больного в состоянии клинической смерти фельдшеру, — сказал в ответ Валерий Лукьянов. — Когда пришли медики, я думал, что это реанимационная бригада. Я им тут же сказал, какой диагноз, что произошло, что я делал, а потом оказалось, что это не реанимационная бригада, а обычная линейная. Естественно, я проводил реанимационную деятельность, не прибегая к их помощи. Фельдшеры были напуганы увиденным от неожиданности, они не были к этому готовы».

Среди причин, по которым реанимобиля не оказалось у трапа, называют неточность при передаче сообщения. Специалисты отмечают, что, возможно, капитан самолета или диспетчер неправильно трактовали информацию, поэтому аэропорт прислал обычных медиков вместо реаниматологов. Тем не менее, Валерий Лукьянов настаивает, что сообщение с борта было передано максимально доходчивым языком.

«Я все передал стюарду, он был русскоговорящим, — подчеркивает Валерий Лукьянов. — Я слышал, как он переводил. Было конкретно сказано «реанимационная бригада». Слово «реанимация» звучит одинаково на всех языках».

Сейчас выяснять, что же на самом деле произошло в аэропорту, предстоит следователям, Минтрансу и Минздраву.

© Доктор Питер


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/10013/