/ 18+
10:20, 17.07.2015 / 38 комментариев

Врачи «Скорой» едва спаслись от пьяного «ребенка» на вызове

«Ребенок порезал вены». С таким поводом к вызову «женская бригада» "Скорой" рванула на помощь ребенку в 4.00 14 июля. После вызова 26-летний «ребенок» отправился в отдел полиции, а медики - в больницу, фельдшер госпитализирована в отделение нейрохирургии.

Врачи «Скорой» едва спаслись от пьяного «ребенка» на вызове
Фото: Сергей Коньков/ДП

«Женскую бригаду» 11-й подстанции скорой помощи отправили на вызов, поступивший от матери петербуржца: «Ребенок порезал вены». Примечание в карте вызова: «МЧС взламывает дверь в квартиру». При подозрении на суицидальную попытку к взрослому на вызов отправили бы специализированную бригаду, но тут — ребенок. Предполагая тяжелые последствия с большой кровопотерей, женщины тащат с собой так называемый взрослый реанимационный рюкзак (15-килограммовая укладка), врачебную сумку, дыхательную аппаратуру, дифибриллятор. Входят в уже вскрытую МЧС квартиру и обнаруживают храпящего в собственной постели здорового молодого человека, рядом — бутылка из-под рома и остатки «фуршета». Как выяснится позже, следов крови на постели нет, в скудном количестве кровь обнаруживается в соседней комнате на полу (ссадины на тыльной поверхности стопы).

Мать рассказала, что в два часа ей позвонил «ребенок» и сообщил, что вскрыл себе вены, она добралась до него из Саблина к 4.00, а поскольку сын не открывал дверь, вызвала «Скорую» и МЧС. В их присутствии она его будила и одевала, выслушивая в свой адрес нецензурщину.

Пациента надо везти в стационар - «суицидников» просто так не оставляют («Пообщаешься с психологом, выльешь на него свою агрессию и вернешься домой»), но он согласился ехать лишь после вмешательства спасателей. Но как только они покинули квартиру снова начал истерить: «Я в своей квартире, что хочу, то и делаю», хватал железные предметы и приставлял к своей шее, демонстирируя матери очередную попытку суицида.

- Мы позвонили старшему врачу и попросили вызвать наряд полиции, - рассказывает «Доктору Питеру» врач. - Пациент бросился в нашу сторону с криками: «А-а, ментам меня сдать хотите!», схватил фельдшера (25-летнюю девушку) за шею, начал душить и бить головой об косяк. Я встала между ними, локтем толкнула фельдшера к выходу и мы начали «отступать». В это время мама пациента вместо того, чтобы остановить сына, бросилась с шариковой ручкой наперевес к нам. По ее мнению, мы хотели испортить жизнь сыну, который всего лишь пьян.

Уже на улице медики снова позвонили в полицию. Через 37 минут приехал наряд, но не из ближайшего отдела полиции, а из Невского УМВД.

- Наш пациент, увидев представителей правоохранительных органов, затих, а мы с ними решали — куда везти, в стационар или в полицию? Поскольку на тот момент его жизни ничего не угрожало, составили протокол и повезли в отделение, - продолжает врач. - А нас водитель повез в больницу: у меня — ушиб и гематомы правой руки, ушиб плеча и плечевого сустава, у фельдшера — ссадины и гематомы (следы от сдавливания рукой) на боковой поверхности шеи, ушиб грудного отдела позвоночника, повреждение кисти правой руки, закрытая черепно-мозговая травма.

Заявление в 23-м отделении полиции у них принимали 2,5 часа — сначала не хотели брать, потом отказывались выдать регистрационный талон. То есть, по словам пострадавших, пытались «замотать» эту историю. На рабочее место женщины вернулись в 10.30, а по домам разъехались к 13.00. Вечером фельдшер почувствовала себя очень плохо, ее госпитализировали в отделение нейрохирургии.

«30 минут бегаем от пьяного по двору»

Это одно из многих нападений на бригаду «Скорой помощи» коллеги воспринимают сочувственно: «Такие случаи стали банальными для многих врачей, поэтому рассказывать о них неинтересно».

- Мы как-то на бомжа выехали — сердобольная женщина из окна увидела лежащего на скамейке мужчину и вызвала «Скорую». На машине проехать не смогли — проезд узкий. С трудом нашли его во дворе, в чувство привели, пошли к машине: я впереди, за мной — бомж, за ним - фельдшер. Оборачиваюсь, а «пациент» уже нож в область шеи направил, едва увернулся.

- Например, недавно был вызов в квартиру на Лесном проспекте с рядовым поводом: «мужчина, травма ноги». Прибывшая бригада обнаружила на адресе пьяную компанию, как потом выяснилось - рабочие, делавшие в квартире ремонт, распивали с хозяином. Один из рабочих упал и сломал лодыжку. После осмотра, обезболивающих уколов и наложения шин приготовились к транспортировке в машину. Вдруг из соседней комнаты выскакивает пьяный собутыльник с ножом сантиметров в 20 и с матом бросается на нашу бригаду. Инструкция для сотрудников «Скорой» гласит: надо вызвать полицию. Только времени на это чаще всего нет — как звонить, если в нескольких сантиметрах от тебя пьяный машет ножом? Пришлось бригаде бороться с нападающим, а его собутыльники боялись подходить и успокаивали только словами. Хорошо, что на этот вызов попала бригада, состоящая из мужчин, а не из хрупких девушек, и все обошлось без травм. В итоге, вызванная полиция приехала через 40 минут, в течение которых врач с фельдшером удерживали разъяренного нападающего, а пострадавший с переломом ждал госпитализации. Такой длительное ожидание полиции на нападение на бригады скорой уже давно стало нормой у нас в городе, полиция давно не торопится помогать бригадам СМП.

Историй об экстримах на вызовах у «скоряков» - не счесть:

- Как-то летом приехали на вызов «без сознания, у ларька». Лежит пьяная детина, килограмм на 100 с лихом. Жена рядом, говорит «судороги были». Достаем каталку, но при попытке положить пациента на нее он вскакивает, бьет в лицо жену, хватает первого прохожего и начинает бить его. Прохожий убегает, мы - бригада смешанная (м+ж) отходим на безопасное расстояние и вызываем 02. Жена кричит: «Лечите его», а он бросается на каждого встреченного. 30 минут ждем полицию бегая от пьяного по двору, по пути отгоняя прохожих чтобы им не досталось. Приехала полиция, скрутила, причем не с первой попытки. Мы ввели пациента в наркоз и повезли в больницу.

Сам убегай, а пострадавшего не спасай

Самая распространенная жалоба на службу скорой помощи - «ехали 40 минут». Ровно эти же 40 минут чаще всего звучат в претензиях врачей к полиции, которая не торопится ехать на их вызовы. Иногда приходится ждать дольше.

- 8.30, мы на вызове у «буйного» мужчины в состоянии наркотического опьянения. Родственники требуют детокс — надо везти в стационар. Пациент выглядит солидно: рост — под два метра, накачанный. Через диспетчера вызываем полицию. Через 30 минут еще раз вызываем сами. На следующий звонок слышим в ответ: «А-а, скорая помощь...». И отключаются. У нас заканчивается смена, уехать не можем, ждем полицию два часа. За это время действие препарата на сознание пациента закончилось. Парень пережил опасный период под наблюдением врачей, а проходя мимо нас говорит: «Переборщил немного, ваша помощь не нужна».

Пострадавшая вчера бригада потратила на вызов с неадекватным пациентом больше 6 часов: несколько таких вызовов по городу за смену могут вообще лишить петербуржцев экстренной помощи. В это время на выезды отправлялись другие реанимационные бригады, когда были свободны. Обидно, что, как говорят медики, большую роль в этой напрасной трате времени врачей, задача которых оказывать срочную помощь, играет полиция - не дозовешься.

Поэтому, чтобы сэкономить время, они, случается, нарушают инструкции, пытаясь справиться с ситуацией самостоятельно. Следствием становится обращение врачей за врачебной же помощью — в таких ситуациях они часто страдают от агрессивных пациентов или их родственников. На любой работе есть внутренние инструкции вроде «техники безопасности». Что должен делать сотрудник «Скорой помощи» в нестандартных ситуациях?

- Убегать. Точнее, покинуть помещение, где его здоровью угрожает опасность,- разъясняет «Доктору Питеру» заместитель главного врача Городской станции скорой медицинской помощи Леонид Ушаков. - На каждый нестандартный случай инструкцию не напишешь. Поэтому, чтобы не путаться в поисках алгоритма действий, следует сообщить ответственному врачу оперативного отдела о том, что происходит на вызове. Вызывать в этой ситуации полицию, патрульную службу ГИБДД, пожарников или МЧС, решает он. Если нет возможности сообщить, надо хотя бы нажать на тревожную кнопку, чтобы ответственный врач вызвал наряд полиции.

- Пока позвонишь и опишешь ситуацию, пока ответственный врач примет решение, позвонит в экстренную службу, пройдет время. Еще и полиция будет ехать «40 минут».

- С экстренными службами мы связываемся быстро — у нас же спецсвязь, мы не «02» в автомате набираем. А что касается 40 минут ожидания, то говоря о приезде «Скорой», тоже называют это время (час вроде много, полчаса — мало, а 40 минут - похоже на правду). Когда ждешь, каждая секунда может показаться часом. Скорость прибытия не всегда зависит от полицейских — они, возможно, тоже заняты. Учитывая это, мы требуем от бригад звонить ответственному врачу, а самим — спасаться.

- Пока они спасаются, человек, окружение которого проявляет агрессию к врачам, может умереть. Не каждый сотрудник «Скорой помощи» готов спасать себя в такой ситуации — он хочет спасти пациента.

- А если их рядом с умирающим будут бить, они помогут своим присутствием пациенту?

- И все-таки сотрудники часто лезут на рожон, не умея оставаться сторонними наблюдателями.

- А мы потом вызываем две «Скорых»: одну для пациента, другую — для своих сотрудников. И кому от того хорошо?

Врачи требуют законной защиты

8 июля петербургский врач-кардиолог Ярослав Андреев опубликовал петицию на сайте РОИ, где попросил коллег и всех неравнодушных россиян поддержать идею о введении уголовной ответственности за нападение на медработников:

«Врачи, фельдшеры и медицинские сестры трудятся в особых условиях и часто оказывают помощь лицам с агрессивным поведением, находящимся в алкогольном, наркотическом и токсическом опьянении, асоциальным гражданам. Особенно частыми в последнее время стали нападения на врачей и фельдшеров скорой помощи и участковых терапевтов. Такая ситуация характерна для многих регионов России и постепенно только ухудшается. Стоит отметить, что факты оскорбления, угроз, нападения на медицинских работников с применением физической силы, а порой и оружия рассматриваются правоохранительными органами без учета того, что данные действия совершаются при исполнении медицинскими работниками своих должностных обязанностей. Необходимо остановить это, выделив медиков в особую группу работников, нуждающихся в защите государства».

Подобные законодательные инициативы звучали не единожды, но большая часть из них даже не доходила до Государственной думы. Теперь идею о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ предлагают поддержать общественности. Врачи надеются, что ее мнение позволит все же повлиять на законодателей.

В петиции, опубликованной на сайте российских общественных инициатив, предлагается внести изменения в УК РФ, дополнив его уголовной ответственностью:

  • за оскорбление медицинских работников;

  • за угрозы применения насилия по отношению к медицинским работникам;

  • за нападение на медицинских работников.

При оскорблениях медицинских работников предлагается штрафовать совершивших это правонарушение до 100 000 рублей.

За угрозу применения насилия или его непосредственного применения по отношению к медицинским работникам при отсутствии опасности для здоровья - арестовывать до 6 месяцев или лишать свободы на срок до 5 лет. В случае опасности для жизни медицинского работника - лишать свободы на срок от 7 лет до 10 лет.

Ирина Багликова

© Доктор Питер


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/12211/