/ 18+
19:15, 18.09.2019 / 17 комментариев
Рубрики: Медицинская власть

Эксперт: Страна и медицинская отрасль изнасилованы диспансеризацией и отчетностью

В медицинской отрасли - «жуткая заполитизированность. Я не знаю ни одной другой страны, в которой указами президента регулировалось бы, сколько лет люди должны жить, сколько детей рожать». Это мнение Александр Абдин, член Экспертного совета при правительстве РФ озвучил на конференции «Медицинский бизнес 2019».

Эксперт: Страна и медицинская отрасль изнасилованы диспансеризацией и отчетностью

В системе здравоохранения страны что-то не так, об этом то и дело говорят участники медицинского рынка. Почему это происходит, сегодня попытался объяснить Александр Абдин, член Экспертного совета при правительстве РФ, управляющий партнер «Евромед Групп»:

Абдин напомнил, что с 2006 года в систему вливаются деньги, в первую очередь, за счет работодателей. С 2011 года увеличены отчисления в ФОМС до 5,1% от заработной платы, их направили на Программу модернизации системы здравоохранения. В этом году на 2% увеличен НДС, за счет этих средств обещают финансировать Нацпроекты. Правда, в них не предусмотрена замена основных фондов. Оборудование, которым оснастили клиники страны по Программе модернизации в 2011-2012 годах, надо менять — амортизационный срок у него 5 лет, он давно миновал. Как говорит Александр Абдин, оно уже начало и будет ломаться и выходить из строя. Как государство будет дальше с этим справляться, непонятно. Но пессимизм у участников медицинского рынка вызывает даже не это. А заполитизированность, зацентрализованность и нарастающая закрытость в системе здравоохранения.

- Я не знаю ни одной другой страны, в которой указами президента регулировалось бы, сколько лет люди должны жить, сколько детей рожать. Хотя успехи есть — часть показателей Нацпроектов уже выполнены и перевыполнены в снижении младенческой и материнской смертности, например. Но страна и отрасль изнасилованы диспансеризацией, отчетными формами. Все работают не сверху вниз, а снизу вверх — на отчетности, выполнении дорожных карт, - говорит Абдин. - При этом отрасль все больше централизуется, приобретает еще более жесткий каркас. Если раньше у территориальных фондов ОМС была хоть небольшая возможность для маневров, то сейчас ее нет, все изымается федеральным центром и регулируется централизованно.

Нарастающая закрытость, по мнению члена Экспертного совета при правительстве РФ, выражается в том, что «канула в Лету Общественная палата, которая изрядно шумела и все радовались, что появилась такая общественная площадка для обсуждений. Практически не слышно уже Общественного народного фронта. Общественный совет при Минздраве, который работал в рамках открытого правительства, пропал, а министр Открытого правительства РФ Михаил Абызов сидит в тюрьме».

Медицинский термин «ригидность» (отсутствие реакции на стимулы или сопротивление им) Александр Абдин использует, характеризуя отсутствие реакции Минздрава на критику по поводу регулирования платных медицинских услуг в государственных медицинских учреждениях, по поводу порочности подушевой системы финансирования, которая хороша только в регионах с высокой плотностью населения: «Для Ленинградской области или Псковской, например, это пылесос, который вытаскивает деньги с территорий. Чтобы деньги доходили до территорий, надо их либо «красить», либо что-то менять. Но нет — полное игнорирование и глухота. Да, Татьяна Голикова сейчас говорит о необходимости измененией. То есть сначала все оголилось, сдулось, теперь будем начинать все сначала».

Отвечая на вопрос, что делать в такой системе частникам прозвучал ответ:

- Мы постепенно исчезнем из Государственной программы здравоохранения. Уже сейчас в этом 400-страничном документе нет никакой конкретики, только общие фразы о необходимости создать условия для медицинского бизнеса. Будет ли у нас национальная система здравоохранения, о которой говорит Вероника Скворцова? Если и будет, то либо в том виде, что существует сегодня, либо хуже. Возможно, для частников откроется окно возможностей в онкологии на стыке стационаров, фармбизнеса и медицинского бизнеса. Потому что и проблемы назрели, и деньги на онкологию впервые пришли в большом объеме.

Читайте также: Каждый второй российский врач хотел бы уйти в частную медицину

По мнению Александра Абдина, система в целом будет развиваться по итальянской модели, когда проводится все больше и больше демаркации между частной и государственной медициной.

Александр Солонин, генеральный директор Ассоциации частных клиник Петербурга настроен более оптимистично:

- Медицинский бизнес стремится к тому, чтобы его возможности не ограничивало государство. Общественные ассоциации частных клиник Москвы и Петербурга выступают за то, чтобы доля финансирования негосударственных клиник в ОМС составляла бы в каждом регионе от 10 до 20% (по аналогии с федеральным законом о госзакупках у малого бизнеса). Потому что активное включение в систему частных медицинских организаций выгодно государству — они снижают социальную напряженность и повышают удовлетворенность медицинской помощью. Сегодня в стране почти 22 тысячи государственных клиник и более 23,5 — частных. При этом в отличие от государственной, частная медицина работает в рискованных условиях. И главный риск — снижение платежеспособности населения. Значит, нам надо снижать себестоимость услуг. Кроме того, действующие и разрабатываемые нормативные акты не учитывают экономику процессов отрасли, а результат их действия непонятен. Сейчас объявлена нормативная гильотина, все советские акты отменяются, и мы сейчас увидим, наконец, какие нормы избыточны.

Александр Солонин надеется, что предложения ассоциации услышат в Минздраве. В том числе те, о которых говорится уже не первый год. Например, о необходимости модификации системы финансирования в ОМС: несмотря на то, что декларируется страховой принцип «деньги идут за пациентом», он действует мягко говоря, избирательно.

Только цифры в системе здравоохранения:

В рамках Программы госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи:

1994 млрд руб — это расходы Федерального фонда ОМС

460,3 млрд руб — федерального бюджета

740,8 — консолидированных бюджетов регионов.

Это почти 3,2 трлн.

Объем рынка платных медицинских услуг — 700-800 млрд рублей (по разным оценкам).

Коммерческий сегмент фармрынка тоже учитывается, потому что по последним данным опросов более 50% населения занимаются самолечением и обращаются за лекарствами в аптеки без назначений врача.

Плюс ведомственные бюджеты: Минобороны, МВД, МЧС и т.д. Финансируют «свою медицину».

То есть в общем, медицинский рынок в стране - около 5 трлн руб.

Ирина Багликова

© Доктор Питер


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/22876/