/ 18+
15:37, 07.11.2011 / 15 комментариев
Рубрики: Медицинская власть, Права пациента

Как врач-хирург хотел получить больничный лист в своей поликлинике

Я врач, и мои друзья – преимущественно врачи. В районную поликлинику не обращаемся, проконсультироваться с любым специалистом можем легко – все врачи рядом. Но моему другу понадобился бюллетень, и ему пришлось отправиться в клинику. История, которую он рассказал, получилась и смешной и грустной. Ни имен, ни номера поликлиники называть не буду.  

Как врач-хирург хотел получить больничный лист в своей поликлинике

- Ночью мой друг, назовем его Андрей, проснулся от страшной боли в шее и руке. Все ясно: остеохондроз, сколиоз, недостаток спортивных занятий, cтатические нагрузки на работе. Но он хирург, и рука – почти рабочий инструмент, без нее никак невозможно. Надо что-то делать. И Андрей «пошел по врачам».

К счастью, обратиться есть к кому, и он прошел курс лечения в стационаре. Чувствовать себя стал значительно лучше: начал спать по ночам, сократил прием обезболивающих. Но рукой пользоваться в полном объеме еще не мог -  носил ее в вынужденном положении, сохранялось и онемение пальцев. Оно и понятно, грыжи межпозвоночных дисков за неделю не вылечишь, на восстановление уходят месяцы. С тем и выписали из больницы с больничным листом. В пятницу.

Решив, что нечего откладывать официальное дело в долгий ящик, первым делом отправился с выписными бумагами в поликлинику по месту жительства – продлить больничный, разузнать об амбулаторном лечении. В поликлинику не обращался с момента окончания школы, поэтому даже предположить не мог, что у врача со степенью могут возникнуть какого-либо рода затруднения с «родной» районной медициной. Тем более, что дело «правое» и диагноз очевиден: справки, компьютерные снимки, больничный, неврологический «ошейник» и заброшенная за спину рука.

Амбулаторную карту оформили невероятно быстро, оставили пометку на обложке – «сотрудник», что было, конечно, приятно, и направили на прием к дежурному хирургу, так как в пятницу после 15.00 у участкового приема нет. Ну, и так хорошо.

Увидев врача – даму в годах, так сказать, старой закалки, Андрей обрадовался - дело решится быстро, а торопиться надо было: обезболивающие уже перекочевали из кармана в желудок, руку начинало «тянуть», хотелось прилечь. Стандартные формальности: здравствуйте, документы, жалобы, прослушивание сердца-легких, запись в карте. И заключительная фраза: «Ну что, молодой человек… В понедельник приступайте к работе…».

Показалось, ослышался. Во время лихорадочной оценки ситуации закралось сомнение: «А вдруг возраст коллеги означает вовсе не качество, а просроченность?». Делать-то что? Попытался постоять за себя: «Вас не смущает, что я – хирург, а в настоящий момент я одной рукой пользоваться не могу?». Оказалось, не смущает. «У вас что в больничном написано? - Тридцатого приступить к работе. Вот и идите работайте. Я такие вопросы не решаю, обращайтесь к своему участковому».

Андрей поверил, что участковый - его спасение от невзгод, неудач и стечений обстоятельств. Разберется, поймет и поможет. В регистратуре выдали талон на посещение врача в понедельник. Рука болела жестоко, но окрыляла надежда.

Понедельник начался с очереди. Ничего страшного, подождал. Участковый терапевт –  собранная и серьезная женщина. Осмотр, запись в карте, вердикт: «У вас – неврология. Я эти вопросы не решаю». Как так? Опять «не решаю»? Смутно всплывают в памяти рассказы пациентов о том, что к неврологу на прием запись на несколько недель вперед. Плохо дело. Но вероятно, врачебная кастовость спасла. С помощью терапевта в тот же день он оказался у невролога! Повезло. Замкнутый в себе, плотного сложения мужчина, не глядя на коллегу-пациента, долго изучал документы. Затем начал переписывать фразы из справки в амбулаторную книжку. Без осмотра.

- Ну что ж вы так… (Это первое обращение).
 - ?
- Что же вы не проследили, чтобы вам в справке рекомендации расписали почетче. А так получается, что вам пора на работу.
- А боли? – парировал несчастный.
- Да я вижу… Но в справке написано – хроническое… Они же в клинике, а мы здесь что?
- Рекомендована лечебная физкультура… - старался оправдаться он.
- Ею можно заниматься и на работе… В общем, я свою запись оставил. Решать будет ваш врач. Я сегодня последний день перед отпуском.

Взяв Андрея за здоровую руку, невролог отвел его обратно к терапевту. Заходя в кабинет, остановил у входа:

– Подождите.

Через несколько минут вновь оказавшись в коридоре, невролог сообщил, что прием у моего участкового уже закончен, нужно прийти завтра, и «все разрешится…».

- А как же больничный?
- И с больничным тоже…

Забегая вперед, хочу сказать, что предсказания невролога «все разрешится» сбылись, хотя наверняка он подразумевал другое…

Мучаясь от сверлящей боли, больной-врач возвращался домой потерянный. Чувство чего-то неправильного не покидало. Мобильный телефон вывел из заторможенного состояния. Приятель, коллега по цеху, интересовался его состоянием. Тот кратко пересказал ему события минувшего утра.

- Возвращайся обратно, - был его совет. - Кто тебе вчерашним днем больничный лист оформит? Иди к главврачу и разговаривай с ним.

Андрей все же сначала отправился домой за очередной горстью таблеток. Подготовленный медикаментозно и морально двинулся в администрацию поликлиники за правдой.

В холле административного блока было безлюдно, но в приемной встретила приятная секретарь: «По какому вопросу?». «По личному, - последовал растерянный ответ, но вынужденно все же поведал всю историю до конца. - Был сегодня на приеме у двух специалистов, записи есть в амбулаторной карте, но выдать больничный лист никто не смог. Формально я сегодня прогулял работу. Прошу помочь разобраться в ситуации».

Девушка внимательно выслушала, сделала пометки в блокноте:

- Подождите, пожалуйста, в коридоре.
Выпровождение в коридор не предвещало ничего хорошего, хотя и внимательность, и учтивость в поведении секретаря присутствовали. Но я почувствовал, что это внимательность игрока-шахматиста: спокойная, но продуманная перестановка физических тел, эдакая рабоче-административная рокировка. Вежливое удаление меня из приемной.

- Главный врач ответил, что он больничных листов не выдает, - спокойно сообщила появившаяся на пороге девушка.
 - Но мне и ваши врачи, обязанные выдавать эти листы, ничего не выдали.
- Обращайтесь к своему участковому терапевту.
- Он уже закончил сегодня прием.
- Обращайтесь завтра.
 - … Я могу лично встретиться с главным врачом?
- Нет.
И тут мне первый раз соврали:
– Он уезжает на совещание.
Дверь захлопнулась.

Что делать человеку, который давно не попадал в такое обидное, по-детски досадное положение? Печальнее всего было то, что это случилось в родной, естественной для него среде – медицинской. В безлюдном поликлиническом холле в очередной раз рушились и превращались в мифы, жизненные представления, привитые учителями: «К медицинскому работнику – с особым вниманием…».

В этот момент по лестнице поднялся молодой человек, с проборчиком, в костюмчике, с портфелем и напряженно бегающими глазками. Вид - типичный для преуспевающих карьеристов. На условное постукивание в нерабочую дверь рядом с приемной она распахнулась. Там показалась фигура главного врача: высокий мужчина средних лет, интеллигентное лицо, отутюженные брюки, хорошая оправа, спокойный и надменный взгляд… Руководитель, каким он должен быть.

Мой друг не захотел с ним общаться. Главный-то он, конечно, главный, а вот врач - под большим сомнением. Развернулся и стал спускаться по лестнице. Захлопнулась дверь за двумя «совещающимися».

На следующий день его опять госпитализировали в клинику. Слава богу, есть к кому обратиться. В поликлинику с хорошим ремонтом надеется больше не попадать. И врачи, вроде бы, приличные, да без толку. Понять, кто в этом заведении за что отвечает, так и не удалось. Замкнутый круг формализма. Жаль только людей, которым, в отличие от врачей, обратиться не к кому.

P.S. Слухами земля полнится. Услышал, что в той поликлинике незадолго до визита моего друга прошло разбирательство по случаю необоснованной выдачи листа нетрудоспособности. Похоже, руководитель за потайной дверкой распорядился бюллетени больше вообще не выдавать. Подальше от греха…

Фото: Сергей Нормазе, фото  fotki.yandex.ru

© Доктор Питер


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/2834/