/ 18+
16:59, 06.02.2012 / 10 комментариев
Рубрики: Педиатрия, Права пациента

Почему петербуржцы жалуются на инфекционную больницу № 3

Мама трехлетней девочки, которая не могла найти ЛОР-врача для больного ребенка, о чем уже писал «Доктор Питер», вновь столкнулась с ужасами детского здравоохранения. В инфекционной больнице № 3 ее встретили «как бомжиху, родившую под забором», в палате было грязно и холодно, а врач поставил диагноз «пневмония», который потом не подтвердился. К счастью, уже опытная мама вовремя отказалась от антибиотиков и покинула учреждение.

Почему петербуржцы жалуются на инфекционную больницу № 3
Фото: фото с clip.dn.ua

На этот раз у девочки было легкое ОРЗ, но, выпив сироп корня алтея, она покрылась мелкой сыпью с головы до ног. Перепуганные родители вызвали «скорую». Укол сразу не снял приступ, и врач предложил отвезти ребенка в больницу, объяснив, что «все нормальные стационары» переполнены, остается только третья инфекционная, но «там вас хотя бы понаблюдают».

- Никакого наблюдения не было — рассказывает мама девочки. - Слышала только грубость и хамство, а в боксе, куда нас положили, было холодно и грязно. Горшок после предыдущего пациента мыла сама. В приемном покое со мной обращались, как с несовершеннолетней, которая прижила неизвестно от кого детей, а теперь пришла сюда за помощью. Это было унизительно. Хотела понять, что с ребенком и как лечить. Но врач пришел делать обход только после обеда, к двум часам дня. Сказал, что аллергию лечить не будет, а будет - ОРВИ, а возможно и пневмонию, и послал на рентген. Там еще шел ремонт и были открыты настежь окна. Дочка совсем замерзла, но я вынуждена была ее раздеть, чтобы сделать снимок. Результат оказался положительным и врач подтвердил пневмонию, но я собрала вещи, написала отказ и уехала домой. Педиатр в поликлинике, глядя на снимок моей дочери, не нашла там никакого воспаления и сказала, что в «тройке» пневмонию ставят всем подряд. От ОРЗ ребенок вылечился без антибиотиков.

Услышав об этом, сразу вспомнила собственные приключения в той же клинике, хотя это было 13 лет назад. Но ситуации повторилась с точностью до каждого слова. Та же грубость, грязь, холод, а главное — гипердиагноз «пневмонии», который тоже не подтвердился, и с трудом удалось избежать усиленных доз антибиотиков.

Неужели это стиль работы учреждения? Задалась я вопросом и обратилась к интернету. Люди жаловались и там: «Клиника называется инфекционной, хотя по палате бегают тараканы». «Это не медперсонал, а рабочие с овощебазы». «Лежала с ребенком пять дней, но диагноз так и не поставили, теперь лечимся в другой больнице». «Врачи просто хамы, на вопрос, какой укол будете делать отвечают «не ваше дело».

Не может быть все так плохо и у каждой проблемы должны быть свои причины. Поэтому я направилась в старинную больницу, построенную еще в конце XIX века и освященную в честь Иоасафа Белгородского, о чем свидетельствует сохранившаяся на территории часовня. Администрация находится в том же самом лечебном здании, где расположены 3-е и 4-е инфекционные отделения. Главный врач клиники Галина Тюленева встретила меня очень любезно и даже заинтересованно.

- У нас больница маленькая, в год проходит всего четыре с небольшим тысячи детей. Да, жалобы есть, но пусть мамы, в первую очередь, защищают права своих детей в период пребывания в больнице, а потом уж пишут в интернете. Пусть приходят ко мне, мы с каждым обращением разбираемся и решаем все конфликтные вопросы. Для этого на каждом этаже имеется настенная информация об администрации.

Причиной большинства недоразумений Галина Тюленева считает человеческий фактор. Грубость и хамство персонала можно объяснить тяжелой работой в условиях инфекционной клиники, грязь — нехваткой санитарок, а холод — ремонтом, который частично идет на отделениях в рамках модернизации. Капитально основной лечебный корпус больницы ремонтировался еще в 1977 году, поэтому, по словам главврача не отремонтированные помещения выглядят «не так презентабельно и мамам не всегда это нравится».

- Может быть, в межсезонье была ситуация, когда было холодно, но сейчас в приемных боксах батареи горячие, и в приемном покое жарко.

- Почему в рентген-кабинете проводятся процедуры во время ремонта и при открытых окнах?
- Да, сейчас у нас заканчивается ремонт одного из двух рентгенкабинетов, но аппарата там нет, поэтому и детей там быть не могло.

Сложнее всего бороться с хамством и грязью в палатах, ведь санитарки - народ специфический, «со своими особенностями», в основном пожилые женщины. Но главное, их катастрофически не хватает, поэтому медики, бывает, взывают к мамам, просят прибираться в палатах самим. С 1 января оклад санитарки повысился с 7700 руб до 8300 рублей. Текучесть кадров огромная, а заманить людей на такую заплату трудно.

- Поэтому и бережем тех, что остались, а их всего 30% штата. Даже на полторы ставки санитарки физически не в состоянии убирать все палаты. Не хватает не только санитарок, и но и медсестер, врачей - уже два года не можем найти двух педиатров. Доплаты за особые условия работы в инфекционной больнице мизерные. Начальный оклад у всех приблизительно одинаковый: доктор получает 11 тысяч, медсестра около 10-ти. Максимальный оклад врача при всех надбавках не превышает 17 тысяч рублей. А он курирует минимум 15 детей, которые лежат с родителями.

Мамам хочется расспросить доктора о обо всем. Вчера, например, к одному врачу восемь мамочек подошли по 3-4 раза. Галина Тюленева подсчитала, если разговаривать с родителями каждого больного по 20 минут, то в день на разговоры уходит пять часов. А когда педиатру смотреть детей, записывать истории болезней? Вот доктор и сидит до восьми часов вместо 16, бывает, и возмущается.

- Почему многим детям ставят пневмонию, которая потом не подтверждается в поликлиниках, и дают антибиотики необоснованно?
- Ко мне таких жалоб не поступало. Разбираться надо в каждом конкретном случае. Вероятно, или мама что-то не поняла, или доктор что-то не объяснил. У нас работает два рентгенолога с высшей категорией. Если другие рентгенологи не видят эту пневмонию, нам могли бы сообщить. Но ни разу за все годы моей работы таких обращений не было. И никогда главный специалист города по лучевой диагностике не указывал нам на проблемы.

В палате была детская кроватка и взрослая, - рассказала читательница. - Для детской белья не дали, сказали «спите вместе».
- Такого не должно быть, это человеческий фактор, нужно обращаться в администрацию, а то многие мамы ходят курить на улицу, но до главного врача дойти почему-то не могут, недоумевает доктор.

Ситуация с мамочками, которые лежат с детьми любого возраста, непонятная. С одной стороны, новый закон об охране здоровья граждан дал им это право. А с другой в детских стационарах всегда были свои нормативы площади палат, которые никто не отменял: 7 метров на одного пациента без матери, а вместе с мамой должно быть в полтора раза больше. Чтобы выполнить и закон и норматив, нужно увеличить площадь в палате на одного больного, следовательно, сократить количество коек. Но инфекционные стационары и так не справляются с нагрузкой в течение всего года, зато летом, когда пик обращений резко падает, «отдыхают». Видимо в целях экономии еще в далекие 90-е несколько детских больниц и закрыли, а «скорая помощь» не знает, куда везти пациентов.

- Раньше у нас было 600 коек, стало 215, а с учетом нового закона и их нужно сократить до 160. Бывает, что к нам привозят по 25 инфекционных больных в день! В этом году впервые в моей практике мы размещали пациентов в коридоре и закрывали приемный покой, укладывая там больных для лечения. Сегодня на 65 инфекционных койках (остальные на ремонте) лежат 75 пациентов. Потому что и тех, кого можно лечить дома, везут к нам.

- Почему к вам везут в последнюю очередь, когда все «нормальные», по словам врачей «скорой» стационары не принимают?
- Что такое «нормальные» стационары, не знаю. У нас больница не экстренной помощи, хотя все инфекционные койки считаются экстренными. Но мы ведем круглосуточный прием больных по экстренным показаниям только при таких заболеваниях, как ОРВИ и кишечные инфекции.

- А почему же к вам привозят как в дежурную больницу, да еще с разной патологией?
- Отказать мы не имеем права. Привозят каждый день и каждую ночь. А если везти больше некуда? И очереди во дворе бывают из пяти машин «скорой помощи», а в «пятой» больнице еще больше. Отделение реанимации приспособлено для оказания помощи больным только с инфекционными заболеваниями, к нам не должны доставлять заведомо «реанимационных» больных, так как среди них могут оказаться те, которым потребуется экстренная хирургическая помощь, а к нам привозят всех подряд, бывает даже «хирургических», хотя это вообще – не наш профиль. Таких больных должны везти в многопрофильные стационары.

Опять человеческий фактор виноват, но откуда берется этот пресловутый фактор? Не из самой ли системы здравоохранения, которая устроена загадочным образом и не поддается никакой логике. Сначала инфекционные больницы закрывают, а потом не знают, куда госпитализировать больных. Сначала законы принимают, а потом выясняется, что нет возможности их исполнять. А декларируемые на словах высокие доплаты врачам на деле оказываются мыльным пузырем.

Однако до тех пор, пока ситуация не изменится и человеческий фактор будет сильнее организации дел в медицине, главный врач призывает мам бороться за права своих детей. И со всеми жалобами обращаться в администрацию. Проблема будет разрешена, обещает доктор.

Нина Башкирова

© Доктор Питер


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/3279/