/ 18+
17:35, 11.04.2012 / 0 комментариев
Рубрики: Терапия

Юлия Латынина: Почему врачам платят копейки, а на медоборудование уходят миллиарды?

С некоторым трепетом приступаю я к этой теме. У нас, знаете ли, почему-то два разных дискурса относительно врачей и учителей. Один — «Врачам и учителям достойные зарплаты!», а другой — о том, как, собственно, эти врачи лечат и учителя учат.

Юлия Латынина: Почему врачам платят копейки, а на медоборудование уходят миллиарды?
Фото: фото с subscribe.ru

У молодой матери Ольги Панасенко на Кубани умер абсолютно здоровый ребенок. Месячного мальчика привили от гепатита, внесли инфекцию. Ничего смертельного, педиатр осмотрела мальчика, дала направление в поликлинику, в поликлинике выписали направление в больницу, но в больнице мальчику повстречался, на его несчастье, некий доктор Никитин.

Вместо того чтобы лечить мальчика, хирург Никитин неделю выгонял мать со словами «ничего страшного». Когда ножка у ребенка страшно вспухла, другие врачи, видимо, пристыдили Никитина. Он сначала снова выгнал мать, потом сказал: «Сегодня оперировать не буду», потом занес ребенка в перевязочную и через десять минут вынес, мол, на, держи. Через два часа ребенок истек кровью. В больнице. Ольга Панасенко все это время бегала и умоляла врачей посмотреть, почему из ребенка хлещет кровь, а те ее посылали. Когда из ребенка вытекали последние капли, они удивились: «Чей-то он у вас бледненький» — и уже забегали, но не спасая ребенка, а вря в бумажках.

Вопрос: сколько должен получать доктор Никитин? Ответ: он не должен получать ничего. Он должен сидеть. Как, к сожалению, и остальные участники этой истории.

Это системная проблема. Знаете ли вы, что российская система якобы страхования устроена так, чтобы обеспечивать наиболее быструю смерть наиболее большого числа пациентов? Вот реальный пример: врач районной больнички затеяла проверить всех женщин района на маммографе, выявила столько-то случаев рака груди в ранней стадии, выписала направления на лечение.

Этот врач — самый ненавидимый в больнице человек, потому что она разорила больницу. Потому что система якобы страхования устроена так, что человек из глубинки не может приехать в центральную больницу, не получив направления от районной. А если он получит направление от районной, то она — через фонд — и оплачивает это лечение. Это ведет к тому, что а) районная больница старается не выдавать направлений и смертельно больные люди проводят несколько критических для них месяцев, скитаясь в очередях, которых не выдержит и здоровый человек, б) направления дают за взятки.

Еще раз: система устроена так, чтобы убить наибольшее число россиян в наиболее короткое время.

Современная медицина давно превратилась в высокотехнологическое производство, на котором на очень дорогом оборудовании производят товар, именуемый здоровье. Для того чтобы производство работало и окупалось, оборудование должно использоваться непрерывно. Если вы придете в дорогую частную клинику за границей, вы обнаружите очередь на PET-скан и томограф.

Это нормально — оборудование должно работать, иначе оно не окупится. В России по-другому. Вы можете легко обнаружить томограф, который используется два раза в неделю. Это означает, что томографа нет. Потому что, во-первых, такой томограф никогда не окупится. Во-вторых, томограф — это сложное оборудование и сложные программы, с которыми работают опытные специалисты. Если человек работает два раза в неделю — он не специалист.

Людям платят копейки, на оборудование уходят миллиарды. Почему? Потому что на оборудовании легче украсть, чем на зарплатах.

Это системная проблема: существующая система здравоохранения заточена под то, чтобы воровать как можно больше денег и убивать как можно больше людей.

Вот есть метаморфические породы. Гранит, который превратился в гнейс, или известняк, который превратился в сланец. Наши врачи и учителя — это такая метаморфическая социальная порода, которая когда-то была гранит, а теперь выполняет за очень небольшие деньги функцию станового хребта путинской власти.

Соответственно любая политическая сила, которая хочет придти к власти, заискивает перед этим сословием. Она начинает кричать «Достойную зарплату врачам и учителям!», что само по себе совершенно бессмысленно, поскольку менять надо не только зарплату, но и систему, а любое сословие устроено очень просто: оно хочет делать то же самое, но за большие деньги. Не надо думать, что доктор Никитин в душе мечтает лечить детей, но только за большие деньги. Нет: он клал на детей, но денег он хочет больше.

В XIX в. любой реформатор, затеявший реформировать азиатскую страну, знал, что надо делать «как в Европе». Увы, сейчас этот рецепт бесполезен. Сейчас надо делать, как в Сингапуре. Как в Чили, как в Грузии, как в Китае, как в США, но  «как в Европе» делать нельзя, потому что у нас в точности как в Европе, только труба пониже, дым пожиже. Образование всеобщее и бесплатное, медицина всеобщая и бесплатная, а что работает хуже, извините, денег нет. «Если злобный дебил получил двойку, значит, виноваты все мы» —  очень европейский подход, с которым европейская бюрократия подходит ко всему — от собственных дебилов до исламских террористов.

Источник: Юлия Латынина, ej.ru


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/3683/