/ 18+
08:27, 12.08.2014 / 1 комментарий
Рубрики: Инфекционные болезни

Может ли лихорадка Эбола добраться до Петербурга?

В мире распространяются лихорадка Эбола и паника по поводу ее распространения. Но российские власти успокаивают народ: нашей стране зараза не грозит. Петербургские врачи,  вопреки настроениям федеральных чиновников, готовятся к встрече с Эболой.

Может ли лихорадка Эбола добраться до Петербурга?
Фото: фото с progorodnn.ru

Больные нападают на врачей

От стремительно распространяющегося вируса лихорадки Эбола в Западной Африке умерли уже больше тысячи человек.  Международная организация «Врачи без границ» признала, что эпидемия вышла из-под контроля. Всемирная организация здравоохранения провела экстренное заседание. Обсуждался вопрос о пандемии и принятии чрезвычайных мер.

Лекарства от Эболы не существует. Смертность достигает 90%. Международные эксперты полагают, что вероятность проникновения вируса из Сьерра-Леоне, Гвинеи, Либерии и Нигерии, где он сейчас косит жителей, в другие африканские государства – например, Тунис и Египет – практически стопроцентная. А из этих стран болезнь легко сможет добраться до других континентов с помощью многочисленных туристов. Уже сегодня заболевшие есть в США, Испании, Саудовской Аравии, Китае.

Главные трудности, которые, мешают взять эпидемию под контроль, – долгий инкубационный период болезни, неявные симптомы и отношение самих африканцев к заражению. Во многих деревнях аборигены не сообщают медикам о новых заболевших, не подпускают врачей к больным. Лечатся сами или у местных знахарей. Умерших хоронят всей деревней, совершая религиозные обряды, во время которых заражаются от тел погибших. Все это способствует распространению.

(Симптомы лихорадки Эбола смотрите здесь)

В Гвинее африканцы, больные лихорадкой, нападают на врачей. «Красный Крест» заявил, что приостанавливает деятельность в этой стране по соображениям личной безопасности. «Врачи без границ» также сообщает о нападении на свой офис в Гвинее. Там местные жители  обвинили медиков в том, что те занесли вирус в страну.

В Либерии многие жители считают санитарные меры бесполезными, а изолятор для больных – смертельной ловушкой. Многие из тех, кого помещают в госпитали, сбегают оттуда.
– Страх и паника. Тела погибших лежат везде. Ситуация приближается к катастрофе, – так описывает ситуацию президент Либерии Эллен Джонсон-Серлиф.

Из-за эпидемии в этой стране введено чрезвычайное положение. Власти просят жителей не выносить трупы умерших от лихорадки на улицы, а оставлять их в домах, откуда тела потом заберут специальные службы.

Распространению Эболы способствует высокая заразность вируса. Он передается через рукопожатия, предметы, кровь, слизь. Вирус был открыт в 1976 году во время первой вспышки эпидемии в Заире и Южном Судане. Первый заболевший заразился от обезьяны, которую убил и съел накануне. Деревня, в которой он жил, стояла на реке Эбола. В результате эпидемии деревня вымерла полностью.

Болезнь проявляется множеством самых разных симптомов: может начаться с ангины, поноса, головной боли или сыпи.  Главный признак, за который Эбола получила название «геморрагическая лихорадка», – кровотечения. Видевшие зараженных, описывают их состояние так: «Практически все тело больного кровоточит. Кожа напоминает губку, пропитанную кровью».

Русский след американской вакцины

Во многих странах мира ученые пытаются разработать вакцину от лихорадки Эбола. США заявили, что  почти завершили работу над ее созданием. Вакцину уже испытали  на животных, в сентябре начнут клинические испытания. Экспериментальный препарат назвали ZMapp. Если он поступит в продажу, компания-производитель получит крупнейшие прибыли. Всем странам придется закупать его для создания запаса вакцин для обеспечения национальной безопасности.

Россия также заявила, что работает над созданием собственной вакцины. Но почему-то замалчивается тот факт, что экспериментальная вакцина от лихорадки Эбола была создана в России еще в 1990-х годах.  Разработкой занимался Вирусологический центр НИИ микробиологии Минобороны. Вирус Эбола из-за своей заразности и смертоносности, по классификации военных, относится к наиболее угрожаемой группе «А» и считается потенциальным биологическим поражающим агентом. В 2004 году в одном из редких интервью профильному журналу «ВПК» начальник Вирусологического центра полковник Максимов рассказал, что лихорадка Эбола является одним из наиболее вероятных агентов биологического оружия.

– Мы создали против нее защитный препарат, который либо дает краткосрочный защитный эффект (на несколько дней) при заходе в очаг эпидемии, или же гарантирует от заболевания в случае оказания своевременной помощи сразу же по выходе из очага до появления клинических симптомов, – рассказал полковник Максимов.

В 1995-м в Вирусологическом центре Минобороны была синтезирована первая в мире вакцина от Эболы. За ее  создание генерал-майор Александр Махлай, возглавлявший в те годы центр, получил звание Героя России.

В соответствии с международными обязательствами, Россия тогда передала ВОЗ сто доз экспериментального препарата и документы для международной экспертизы препарата в одном из центров по изучению особо опасных инфекций в США.  Дальнейшая судьба российского препарата неизвестна. В открытых источниках о нем больше нет никаких данных. По некоторой информации, партия потерялась  в США.

Об этой истории сегодня не вспоминают, хотя быстрое создание Америкой вакцины от лихорадки Эболы некоторых наблюдателей наводит на российский след.

Зато сегодня вновь заговорили о создании биологического оружия на основе вируса Эбола. Британский биолог Питер Уолш заявил, что террористы могут законсервировать вирус, а затем взорвать бомбу с ним в переполненном людьми месте. Прежде доступа к потенциальному биологическому оружию у террористов не было, так как образцы вируса существовали лишь в нескольких лабораториях мира. Теперь экстремисты могут завладеть вирусом прямо в месте его непосредственного распространения – в Африке.

Боткинская больница: «Мы готовимся»

В отличие от многих других стран, Россия  не выражает озабоченности по поводу возможного проникновения вируса в страну. Наоборот, Роспотребнадзор  в начале прошлой неделе заверил россиян, что лихорадка Эбола нашей стране не грозит.

Глава комитета Госдумы по здравоохранению  Сергей Калашников в конце недели сделал заявление, огорошившее многих медиков. По его словам, Всемирная организация здравоохранения преувеличивает опасность лихорадки, и вообще ВОЗ – «организация достаточно сомнительного толка». Поэтому России не стоит «впопыхах» предпринимать меры по предупреждению проникновения вируса Эболы, основываясь на «сомнительных инициативах» ВОЗ.  

У петербургских врачей другое мнение по этому вопросу, однако публично озвучивать его они не хотят.

– После выступления господина Калашникова я вообще никаких комментариев по поводу лихорадки Эбола давать не буду. Он сказал, что нам ничего не грозит. Вот это и ретранслируйте!  Что же я буду говорить что-то против того, что сказал такой развысокий руководитель? – так эмоционально отреагировал на вопрос о готовности к встрече с Эболой в Петербурге главврач инфекционной больницы имени Боткина Алексей Яковлев.

По его мнению, вероятность завоза смертельной лихорадки в Петербург существует. Правда, невысокая.
– Мы, конечно, готовы. И готовимся. И думаем. Потому что люди сегодня циркулируют по всему миру, а инкубационный период у болезни длинный – до 22 дней. Лечить мы всегда готовы. А вот вопросы диагностики решаем не мы... Вопросов очень много, – говорит Алексей Яковлев.

По словам другого петербургского врача-инфекциониста, Дианы Немец, на официальном уровне медиков до сих пор не информировали ни об угрозе, ни о симптомах, ни о диагностике лихорадки.

– Конечно, есть вероятность заноса  болезни в Петербург.  Но пока  у нас нет никаких бумаг из Комитета по здравоохранению, никакой информации. Полагаю, что все начнется в сентябре, когда все выйдут из отпусков. В настоящее время, думаю, в Петербурге нет быстрых средств диагностики вируса. В Новосибирске, в вирусологическом центре “Вектор”, который сейчас занимается разработкой вакцины, возможно, они есть. Мне они неизвестны. У этой болезни очень широкая симптоматика – от ангины до диареи. Клинический анализ крови ничего не покажет, кроме лейкоцитоза. При любой опасной инфекции человек, прилетающий в нашу страну из очага, должен содержаться в карантине в течение инкубационного периода. При этом человек наблюдается специалистами. Ему проводится ежедневно термометрия, осматриваются слизистые ротовой полости, кожные покровы. Это общие нормативы, действующие при любой особо опасной инфекции. При этом, по правилам, человек на карантине должен находиться в стационаре. Но как это будет организовано на практике? – говорит врач-инфекционист.

От лихорадки Эбола в России умерли два человека. Оба – научные сотрудники, работавшие с вирусом. В 1996 году погибла лаборантка вирусологического центра НИИ микробиологии Минобороны (того самого, где впервые создали вакцину). Она заразилась, уколов палец, когда делала инъекции кроликам.

В 2004 году от смертельной лихорадки умерла лаборантка отдела особо опасных вирусных инфекций НИИ молекулярной биологии Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» (там сейчас занимаются созданием вакцины от лихорадки Эбола). Она также случайно уколола палец после инъекции морской свинке.  Их отечественная экспериментальная вакцина спасти не смогла.

Источник: Елена Роткевич, «Город812»


Ссылка на полную версию материала: https://doctorpiter.ru/articles/9888/